Жизнь на весеннем вдохе



Название издания: Московский Комсомолец в Саратове
Дата выхода: 21.04.2010
Автор(ы): Светлана Микулина


На предложение сфотографироваться она поморщилась: не люблю позировать.
«Это часть вашей профессии, — напомнила я. — К тому же фотографии запечатлевают ход нашей жизни». «Я и без фотографий помню то, что мне нужно и хочется помнить»,— возразила девушка и в качестве дополнительного аргумента добавила:

— Однажды у меня сгорел целый альбом с фотографиями, там было много разных мест, где побывала, и людей, с которыми общалась. Казалось бы, надо жалеть и переживать, но это не в моем стиле. Все эти мгновения живут во мне. Я все помню, а значит, о чем сожалеть?!

— Говорят, ничто не происходит случайно. Значит, и альбому было суждено сгореть. Вы верите в предначертанность?

— Не просто верю, знаю, что лично меня по жизни ведут. И еще знаю, что за все в жизни мне приходится платить. Ничто не дается просто так.

— Вам близок романтизм?

— Что вы, что вы... Все эти тонкие чувства существуют немного отдельно от меня. Не потому что я не эмоциональна. Я чрезвычайно эмоциональна. В какой-то степени даже чересчур. Могу вспыхнуть так, что никому непоздоровится. Но при этом я логик.

— Эмоциональный логик — звучит почти диковинно.

— Ну да. И тем не менее я такая. Мне нравится изучать людей. Я могу на улице засмотреться на какого-нибудь занятного типа. Мне нравится пытаться разгадывать, кто и что из себя представляет. Люди ведь различны. Есть люди-батарейки, буквально подставляющиеся под то, чтобы от них подпитались энергией, есть люди-попутчики, возникающие в твоей судьбе на краткий миг. Но этот миг зачем-то оказывается нужен. Занятно, как складываются отношения между всеми нами. Мне интересна логика отношений. И при этом я ненавижу точные предметы. Алгебра, геометрия — эти уроки в школе проходили мимо меня. Я не умею считать! (Смеется. — С.М.) Даже деньги с трудом считаю!

— В таком случае, кем вы не стали, став актрисой?

— На тот момент не было определенного пути. Могла стать медиком, криминалистом, но о пути по актерской линии, и вообще по линии театральной, не думала. Но мама привела меня в ТЮЗ. Я оказалась зачислена на курс к Юрию Петровичу Ошерову после девятого класса. И стала учиться. Хотя, по-моему, даже не очень понимала, зачем я здесь и зачем мне все это надо.

— Странно, что с такой психологической установкой вас отсюда не попросили.

— Почему?! Еще как попросили! На четвертом курсе меня отчислили с театрального факультета за неявку на «Золотой ключик», спектакль, в котором я была занята.

— И почему вы не посчитали нужным прийти на спектакль?

— А я была в другом городе. С друзьями. И мне было там хорошо.

— Вы понимали, что такое, мягко говоря, легкомыслие могло сломать вам карьеру?

— Я понимала, что вернусь в театр. Я это ЗНАЛА. Причем знала не так, что ого-го, я крутая и великая ВЕРНУСЬ СЮДА. Я знала, что вернусь, и все. Многие вещи можно предугадать. Точно так же, как всегда чувствую, что происходит у меня за спиной.

— Да вы ведьма, девушка!

— Да, я лаки. (Счастливица. – С.М.) Всю жизнь хорошо чувствую себя в лесу. Со мной там не может произойти ничего дурного. Я найду место, где мне поспать, что поесть, ориентируюсь в лесу и всегда выхожу, куда мне надо. Лес меня множество раз спасал. Убегаю туда, когда нужен «глоток воздуха». Дома было неблагополучно, часто уходила. Или в лес, или на трассу автостопом. Или просто гулять по городу. Конечно, все это было, мягко говоря, небезопасно. Но по-другому справиться с собой не могла. Много раз и в очень неприятные ситуации попадала. В драки ввязывалась. Была травма позвоночника.

— Господи, боже мой, так вам еще и прикованность к постели грозила!

— Грозила. Меня сигареты от недвижимости излечили.

— Каким образом?!

— Все просто. Я курю лет с десяти. На больничной койке мне страшно хотелось курить. Ну, ради этого достижения я и заставляла себя подняться. И по стеночке, по стеночке в сторону коридора.

— Вы не придумали эту байку только сейчас?

— Я не умею придумывать. Чтобы что-то придумывать — на словах или на бумаге, человек должен быть твердо уверен в том, что он делает. А я ни в чем не уверена. Я прекрасно осознаю, что сегодня или завтра может произойти что-то, кардинально перетряхнувшее все мое отношение к жизни, к ценностям. Никогда нельзя быть уверенным в завтрашнем дне. А что касается дня вчерашнего, то я реально могла десятки раз погибнуть, но все-таки выжила.

— Вам встречались люди, тормозившие вас на краю бездны?

— Нет. Никогда. Я не очень-то доверяю людям. Точнее, совсем не доверяю. Я сама себя затормозила. Потому что, когда ты смотришь в зеркало и становится страшно от собственного вида, надо останавливаться. Иначе все. Точка.

— Точка в смысле…

— Точка — в смысле смерть. Я никогда особенно не боялась умереть, я и сейчас понимаю, что каждый из нас может уйти в любой момент, однако был период, когда я вообще упала до самого дна. Я могла если не умереть, то покончить с собой.

— И что избавило вас от этого намерения?

— Встреча с моим мужем. Мы спасли в тот период друг друга. Потому что ему тоже было тогда скверно. Судьба не оставила нам вариантов. Мы спасли друг друга и влюбились в друг друга.

— Что для вас ваша любовь?

— Мне хорошо с моим мужем. Он — мужчина, которого я люблю, и он же мой лучший друг. Любовь — это когда нет ничего лишнего. В людской повседневности такое количество мусора! Бредовых разговоров ни о чем, какой-то суеты, трескотни, пустоты. Любовь — это когда можно молчать. Когда можно разбежаться по разным комнатам на пару деньков — не потому что разругались, а потому что хочется побыть наедине с собой.

— Ваш муж тоже актер?

— Нет, он дизайнер. Человек с хорошим художественным вкусом. С актерством у него связь через двух женщин: его маму Нину Федоровну Пантелееву и меня.

— Свекровь и невестка — актрисы. И как вам вместе живется?

— Нормально. Нина Федоровна — мудрая женщина, поэтому мне никогда не было с ней дискомфортно.

— Вы ревнивы?

— Ужасно. Стараюсь не демонстрировать своей ужасности.

— У вас есть друзья?

— У меня есть одна-единственная близкая подруга. Она живет сейчас в Москве. И есть довольно объемный круг людей, с которыми я общаюсь. Такое творческое общение. Что почитали, что посмотрели. Но до души допущенных людей много быть не может. Мой муж, который мой близкий друг, плюс подруга в Москве — то более чем достаточное количество людей, с которыми я абсолютно открыта. Уверена, что в дружбе людей, которых ты встречаешь уже взрослым человеком, всегда есть какая-то неправда, что ли…

— Почему?

— Потому что наш мир есть рыночные отношения. Ты — мне, я – тебе. И это нормально, не страшно. Я тебе — свои игрушки, ты мне — свои побрякушки. Все мы ежедневно, ежечасно обмениваемся энергией, чувствами, ощущениями. Но дружба, подлинная дружба, всегда идет из детства. Потому что только там — незамутненность чистоты.

— Ольга, а чем вам дорога актерская профессия?

— Возможностью отдавать, дарить свои эмоции. Пока мне есть что отдавать — буду отдавать. И мне в кайф чувствовать, что получаешь обратно.

— Нравится ли вам ваше нынешнее состояние и как бы вы его определили?

— Весна. Вдох. Все вокруг оживает. Воздух становится другим. У меня пятилетний сын Александр Александрович, который ежедневно поражает, восхищает, сражает меня кучей всяких открытий.

— Каким для вас важно видеть сына взрослым?

— Мужчиной, который никогда бы не врал себе. С вранья самому себе начинается повальное вранье окружающим. Миру вокруг…

— Что для вас в жизни является принципиальным?

— Для меня важно действие, рост. Остановка на пути духовного, интеллектуального ли развития — вот что катастрофично. Человек должен уметь отвечать за свои поступки. Всегда можно найти тысячу оправданий собственной лени, слабости, малодушию, но эти оправдания не смоют ни того ни другого.

— Как вы думаете, вы злая или добрая?

— Наверное, чаще все же злая. Потому что  ничего и никогда не забываю. И не прощаю. И это, видимо, плохо. Причем прежде всего — для меня самой. Потому что моя память превращается в хранилище негативных эмоций. Я помню то, что и совсем не стоит помнить. Но я так устроена. Ничего не поделаешь.

— Как, по-вашему, недавняя гибель талантливого актера Степанова — это рок или божья воля?

— Однозначно: судьба. Человек отработал свою программу и ушел. Человека забрали, потому что он выполнил свою миссию здесь!

— Ольга, у вас случались в жизни истории, которые можно было бы определить как мистичные?

— Сколько угодно. Я же говорю вам: я — лаки. В нашем с мамой доме стоял дубовый стол, покрытый белый скатертью. Ну, когда-то белой скатертью. И я, помню, поругалась с матерью и выскочила из дома. Захлопнула дверь и вдруг слышу: мать кричит. Возвращаюсь — на столе пылает утюг, который я, между прочим, ВЫКЛЮЧИЛА. И этот пылающий утюг не прожег ни единой дырочки в скатерти! Скатерть целехонькой осталась.

Случались ситуации и хлеще. У меня был кот. Помесь обыкновенного кота с камышовым. Я нашла его на острове. Или он меня там нашел, не знаю. Короче, мне его прислали. Он меня защищал. От людей, обстоятельств, злой воли. Помню, сижу на скамейке около подъезда, кот, как собачка, около моих ног устроился, а на другом конце скамейки соседки что-то языками чешут о нашей семье, о матери моей. И мой кот стрелой взлетел на колени к самой языкастой соседке и — шварк ее лапой по лицу, не выпуская при этом когтей. Дал пощечину, одним словом, и обратно ко мне вернулся.

Когда мама умерла, кот к ее гробу одного человека не пускал. Того, кто пришел просто цветочки возложить и ритуально слезу обронить, а когда надо было реально помочь, этот человек — кровный родственник, между прочим, неизвестно где был. Кот вздыбился весь и путь к маме этому человеку перекрыл.

— Кота, часом, не Бегемот звали?

— Нет, Василь Васильевич. Но в том, что он был особенный, не сомневайтесь.

— Да уж куда тут сомневаться — коты, которые бьют сплетников по щекам и несут караул рядом с усопшей, не каждый день встречаются…

— А в моей жизни не было обыкновенных котов. Может быть, потому что я по сути своей кошка. И притягиваю к себе определенные события.

— Ольга, такой, о какой вы сейчас рассказываете, вас знают в театре?

— Точно сказать не смогу. Разные люди — разные отношения. Разное восприятие. Стараюсь со всеми поддерживать ровные отношения.

— При этом я не сомневаюсь, что вы можете очаровывать людей.

— Не знаю, как насчет очаровывать, но я могу нравиться и мужчинам, и женщинам.

— Вы прощаете окружающим их ошибки?

— Конечно. Если ошибка не стала статистикой. Каждый имеет право на промах, заблуждение, ошибку. Опасна не ошибка, страшно, по-моему, упорствование в ней.

— Вы влюблялись когда-нибудь безответно?

— Нет. У меня был однажды такой опыт. Один человек мне очень нравился. Я влюбилась и поняла: мне трудно без него жить. А он без меня мог жить вполне нормально. И я не позволила себе его полюбить. Потому что я считаю, что возможно останавливать то, что мне мешает.

— Подозреваю, то, что человек может обуздывать, все же не является любовью… Или любовь обуздывал не вполне человек, а…
— лаки…(Улыбается. — С.М.)

Назад в раздел

Новости

26.03.2020 О возврате билетов. Кассы театра планируется открыть с 10 июля.

Уважаемые зрители!

Мы планируем начать приём заявлений на возврат в кассах театра с 10 июля! Точная...


27.06.2020 Год без Юрия Петровича Ошерова... Онлайн-показ «Старосветской любви» 30 июня в 20.00

30 июня в 20.00 по саратовскому (в 19.00 по московскому времени) в программе "Большие гастроли-онлайн"...


25.06.2020 «Майская ночь» на Международном онлайн-фестивале «Лучше, чем мы» (Better Than Us)

24 июня постановку Саратовского ТЮЗа Киселёва посмотрели онлайн с английскими субтитрами и обсудили ...


22.06.2020 Поздравляем Любовь Кочневу с Юбилеем! Онлайн-показ «Зимы не будет».

22 июня в 18.00 в честь Юбилея артистки Любови Николаевны Кочневой (Клюкиной), на YouTube канале...


Все новости