Двенадцатый стул



Название издания: Сарытаун.АРТ
Дата выхода: 26.12.2017
Автор(ы):  Ирина Одесская


Все помнят,  куда  исчез последний стул из гарнитура тещи Ипполита Матвеевича?

А мы с пеленок знали  историю каждого из 12 стульев. И где делается вся контрабанда. И что больше всего в уездном городе N. Кто у нас гигант мысли,отец русской демократии, а  кто – сын турецкоподанного. И даже – о, наглость юности! - как выглядит «пасть пятидесятилетней женщины». Однокурсник, красивый, как молодой инфант, Игорь Любинский (точнее, как Остап – такое сравнение понравилось бы ему больше) цитировал наизусть целые страницы Великой книги -  даже на лекциях.Мы глотали слюнки, слушая, что же бог послал Александру Яковлевичу на обед: «бутылку зубровки, домашние грибки, форшмак из селедки, украинский борщ с мясом 1-го сорта, курицу с рисом и компот из сушеных яблок».

Каждый раз Игорек вставлял в это нехилое меню еще «баночку паюсной икры», да так ловко, словно она там была с самого начала. Одесситам разрешается! Ведь Ильф и Петров наши земляки, маленького Женю Катаева, в пору, когда  он еще и не думал брать  свой невыразительный псевдоним (обессмертивший, кстати, его имя), поскольку вообще еще ни о чем не думал, крестили в церкви на моей родной улице. Одесситы моего поколения росли с романом великих одесситов, как обычные дети растут с азбукой и арифметикой...

И вот – первая постановка наших культовых «Двенадцати стульев» в Саратове, в тюзе Киселева, с предпоказом (о котором я уже писала) с окончательной сдачей через месяц, вся многочасовая энциклопедия времен советского нэпа, инсценированная самим же постановщиком Алексеем Логачевым. Что же в итоге большой работы главного режиссера театра со всей труппой? Сложно писать о том, что слишком  твое, кровное, на твою тему.

Спектакль, несомненно, талантливый. Значительный, откровенно ироничный, порой - излишне медлительный для темпоритма «романа-фельетона», как часто называют книгу блистательных журналистов (что ощущается в первом действии и особенно - в сцене у г-на Коробейникова, хотя так завораживающе подробно ищет он ордера на тещин гарнитур), набирающий нужную скорость лишь во втором действии. Тут декорации коренным образом меняются. Уходят бесчисленные  стулья, везде наставленные и наваленные, исчезают уютно светящие таблички с улицами и номерами домов (не Старопортофранковская ли с Базарной, где обитали авторы Илья Ильф и Евгений Петров?). Конструкция становится металлической, ажурной, словно   палубное ограждение  пассажирского  корабля -  художник Мария Утробина. И то: Остап с «мальчиком» Кисой ("кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень!") вместе с тиражной комиссией попают на пароход.

А вначале была скученность советской общаги с единственной мебелью  в виде стула. Убранство общежития имени монаха Бертольда Шварца списано Евгением Петровым с собственного жилья в Москве, вплоть до фанерных стен «пенала» комнатки. К сдаче спектакля количество стульев  заметно уменьшилось, что уже хорошо. Поскольку сцена была просто-таки загромождена этими важнейшими предметами мебели (по объявлению в тюз стулья понес весь Саратов). И мизансцены, не вынесенные на передний план, терялись где-то в деревянных монбланах, «сделанных из ореха, дуба, ясеня, палисандра, красного дерева и карельской березы,… еловых, сосновых…». Авторы пишут, что в СССР было примерно двадцать миллионов стульев. Не в одном же месте, граждане!..

Когда поиски драгоценного стула концессионеры перенесли на просторы рек, морей и гор, на сцене появились леер и палуба. А как театральными средствами  показать тему «большого крымского землетрясения 1927 года»? Эффектно решает  ее  художник  по свету (Тарас Михалевский): неожиданная  сильная   вспышка прожектора , направленного в зал, дополненная угрожающими звуками,  - и полное ощущение разбушевавшейся стихии.

Заиграл  в полную силу Бендер Алексея Кривеги. Раньше обаятельному, пластичному актеру  не хватало бендеровской мертвой хватки и его беспримерной наглости. Конечно, это «не Рио-до-Жанейро»  (невозможно переиграть Сергея Юрского, которому сама Одесса поставила высший балл). Однако саратовский Ося получился выразительный, как, собственно, и затурканный  - в таком-то соседстве! - уездный предводитель дворянства. Киса Алексея Ротачкова только в сцене охмурения комсомолки-вегетарианки позволяет себе обнаружить черты старого жуира.

Сцена в ресторане с томной певицей, «хорошо известной в Марьиной роще» (Виктория Самохина), комично пародирует кабацкую романтику. И тут же переходит в сцену исторического аукциона, где концессионеры как никогда близки к заветным сокровищам мадам Петуховой.  Только мгновенным перемещением Кисы на аукцион и можно объяснить наличие  недопитой бутылки в руках бывшего, но предводителя дворянства.  

Все участники аукциона, кроме манерного, подчеркнуто вежливого ведущего (Александр Федоров), сидят к спиной залу. Тем забавней их неожиданное превращение в комиссаров с наганами наперевес, хотя как-то… не в русле книги. Множество  удачных образов создают тюзовцы -  типажи, которыми буквально нашпигован этот роман-репортаж  - самый блистательный из известных в литературе"репортажей". Здесь и смешные пассажи допившегося до чертиков дворника (Александр Федоров), и исполненная  былого величия «гадалка» Елена Боур (Татьяна Лукина), и трогательно-жалкая  в своей безразмерной страсти мадам Грицацуева (Елена Краснова). Это про нее поэт сказал: «Она ждала… кого-нибудь».

Жеманна и опереточна парочка голубых воришек  - Сашхен и Альхен (Ольга Федорова и Алексей Чернышев). Нахален и трусоват одновременно "жертва аборта Паша Эмильевич" (Михаил Третьяков).Нагловат официант (Владимир Егоров), почувствовавший в клиенте слабинку. Он  же - недоверчивый Одноглазый шахматист -  выводит на чистую воду гроссмейстера-самозванца.Три маленькие роли у яркого комического актера  Артема Кузина: слесарь-интеллектуалПолесов, взбунтовавшийся подкаблучник Щукин , измученный нарзаном монтер. И  для каждой он находит свои оттенки и краски.

Очень хороша   «конкурирующая  фирма» -  поп-расстрига  (Антон Щедрин) и верная  жена, озабоченная, чтобы ее  муженек  в дальних странствиях кем-нибудь не увлекся  (Марина Климова). Здесь смешно  спародирован  жанр   пьесы с эпистолами. Наивно откровенные  письма отца Федора они читают с матушкой в форме диалогов, у  авансцены -  по  обе  ее стороны.

Всего  один эпизод у Виктории Шаниной , но   ее деспотичный Мусик создает незабываемый образ в ансамбле с кротким мужем, стойким лишь в денежных вопросах (Владимир Конев ).  Минироли  старушек Старсобеса  прекрасные тюзовские актрисы Нина Пантелеева, Татьяна Чупикова, Тамара Цихан, Марина Полозова наполняют  всеми соками, изображая  зашуганных,  не в меру певучих героинь, и только  крупная, сдобная  старушка Чупиковой  вступает в  неравную  борьбу с  всесильным Альхеном.Поют, кстати, старушки очень музыкально – за исключением одной басящей дамы. Прямо гоголевская галерея получается ( недаром роман сравнивали с "Мертвыми душами").И все в этом спектакле, начиная с Бендера с его скользяще бесшумной  походкой  человека,  который «чтит уголовный кодекс», двигаются  просто великолепно. Приятная музычка, как  заметил  бы герой Ильфа-Петрова, звучит даже в антракте.
Есть  тут  и сами писатели (Евгений Сафонов и Олег Верин) , чьи фамилии произносятся   порой   почти  слитно, как Мамин-Сибиряк, Миклухо-Маклай, Мельников -Печерский. Ильф  и Петров  очень иронично за всем наблюдают, порой  -  подыгрывают своим персонажам ( как в редакции «Станок»).

В пресс-релизе нам  была обещана история создания книги. И письменный стол с лампой зеленого абажура  на авансцене очень располагает  к авторским ремаркам.  И немало текста, блистательного, легкого, как  брызги шампанское ,авторского текста (словно  не  всходило тогда над страной недреманное око «кремлевского горца»), здесь прозвучало. А вот история романа, увы, осталась  за скобками.  Элементарно не хватило сценического времени. А жаль. Инсценировок и экранизаций  романа  было множество, вплоть  до  США и фашистской Германии, но  литературоведческий  аспект пока не  привлекал  его постановщиков. История  ж   книги   не менее увлекательна , чем  она сама. Молодые, дерзкие журналисты   все брали  из  жизни. Так, название вегетарианской  столовой «Не укради»— вымышленное, но в Москве  были трактир  «Дай взойду» и диетические столовые «Я никого не ем», «Примирись», «Гигиена». Роману о сокровищах, зашитых  в стульях,  предшествовал детектив Конан Дойля о драгоценном камне, запрятанном в одном из шести  бюстов Наполеона. А сколько  ходило  историй о случайно найденных "буржуйских кладах" в советской России! Вот авторы "Двенадцати стульев" и  решили   показать погоню за бриллиантами  в  юмористическом ключе…

В какой-то момент существование авторов на сцене начинает буксовать, те просто теряются среди массы стульев, в толпе бегающих беспризорников, отдыхающих, прочей публики. Зато очень четко проходит через весь спектакль мистическая линия со зловеще хохочущей мадам Петуховой. Тещенька упорно, как Пиковая дама Герману, является непутевому зятю  -  с   каждым распотрошенным стулом. Гамбсовские, с гнутыми  ножками стулья проваливаются в тартарары,   Киса с Осей добывают новые, с   атласной  обивкой (у Ильфа-Петрова, правда, они обиты   " английским ситчиком в цветочек").И  так  до тех пор, пока сторож ДК железнодорожников  (он же худрук театра Юрий Ошеров) не  расскажет  окончательно раздавленному Кисе Воробьянинову, а  заодно и нам , историю появления  красивого здания с «театральным залом с вертящейся сценой», где  «рубиновые подвески разрослись в целые люстры…»,  намекая на   затяжную историю строительства нового здания Саратовского тюза. Что ж,  еще один удачный режиссерский ход.

В спектакле Логачева Бендер повержен и разбит. Пиковая дама  знает финал изначально. Но кто здесь победитель? Не  те ли, что прячут в смокингах и вечерних платьях наганы и револьверы и плевать хотели на кодекс чести, который  все еще пытается блюсти обаятельный проходимец Остап? Да и на все остальные кодексы…

Каждое поколение  по-своему перечитывают бессмертный роман. Мне вовсе не интересна "политическая подоплека", которую все время там отыскивают. Для нашего послевоенного поколения роман Ильфа и Петрова останется самым увлекательным, смешным, острым -  от  первого до последнего слова, как будто написан только сейчас.  Не роман, а сборник афоризмов!

...Их было ровно 12.  Больше и  не надо. Иначе этот «брызжущий веселой злобой и молодостью, этот дышащий требовательной любовью к советской стране памфлет», по меткому слову Мандельштама, слишком утяжелится. Только посмотрела бы я еще  и «Золотого теленка» -  с тем же режиссером, составом, но  обязательно - с историей создания романа.И пусть мы потратим на  это два вечера  (желательно подряд), не жалко. А двенадцатый стул одесситы сами  отыскали. За 90 лет, прошедшие с выхода книги, он забронзовел, оказавшись в одном  из самых красивых уголков Одессы  - в  Городском саду.

Назад в раздел

Новости

10.08.2018 Гастроли Тверского театра юного зрителя с 13 по 16 сентября 2018!

Саратовский театр юного зрителя им. Ю.П. Киселева и Тверской театр юного зрителя в сентябре 2018...


10.08.2018 20 сентября премьера дипломного спектакля «Дон Жуан, или Любовь к геометрии»

Саратовский ТЮЗ Киселева в новом театральном сезоне продолжает сотрудничество с Театральным институтом...


01.08.2018 Касса театра начала свою работу! Репертуар на сентябрь.

Начала свою работу после летнего перерыва касса Саратовского театра юного зрителя им. Ю.П. Киселева!...


30.07.2018 80 лет со дня рождения Елены Александровны Росс

30 июля 2018 года исполняется 80 лет со дня рождения Елены Александровны Росс, выдающейся актрисы, педагога,...


Все новости