Драматурги. Текущие спектакли.



Аксаков Сергей Тимофеевич


Аксаков Сергей Тимофеевич (20 сентября 1791 года - 30 апреля 1859 года) - знаменитый русский писатель.

Отпрыск старинного дворянского рода, Аксаков несомненно имел в детстве живые впечатления гордого семейного сознания этой родовитости. Герой прославившей его автобиографии, дедушка Степан Михайлович, мечтал о внуке именно как о продолжателе "знаменитого рода Шимона" - сказочного варяга, племянника короля норвежского, выехавшего в Россию в 1027 году.

В первоначальном развитии его личности все отходит на второй план пред воздействием степной природы, с которой неразрывно связаны первое пробуждение его наблюдательности, его первое жизнеощущение, его ранние увлечения. Наряду с природой, крестьянская жизнь вторгалась в пробуждающуюся мысль мальчика.


В 1820 году, получив в вотчину то самое Надеждино (Оренбургской губернии), которое некогда было поприщем злодейств изображенного им Куроедова, и, переехав на год в Москву, зажил широко, открытым домом. Аксаков вошел в писательскую и литературную жизнь Москвы и напечатал свой перевод десятой статиры Буало (Москва, 1821). Но открытая жизнь в Москве была не по карману. Пробыв год в Москве, Аксаков переехал, ради экономии, в Оренбургскую губернию и прожил в деревне до осени 1826 года. Здесь Аксаков написал напечатанное в "Вестнике Европы" (1825 год, No 4, "Эпиграмма") совершенно незначительное четверостишье, направленное против какого-то "журнального Дон-Кихота" - быть может, Н. Полевого, - и идиллию "Рыбачье горе" ("Московский Вестник", 1829 год, No 1) - как бы стихотворное предварение будущих "Записок об уженьи рыбы", в ложноклассической манере, но с живыми колоритными подробностями. Были за это время напечатаны в "Вестнике Европы" (1825) также две критические статьи Аксакова: "О переводе "Федры" (Лобанова) и "Мысли и замечания о театре и театральном искусстве". В августе 1826 года Аксаков расстался с деревней - и навсегда. Наездом он бывал здесь, живал подолгу в подмосковной, но в сущности до смерти оставался столичным жителем. В Москве он встретился со своим старым покровителем Шишковым, теперь уже министром народного просвещения, и легко получил от него должность цензора. О цензорской деятельности Аксакова говорят различно; есть указания, достойные веры и не вполне благоприятные. Но в общем он был мягок; формализма не выносила его натура. Близость с Погодиным расширила круг литературных знакомых. "Новыми и преданными друзьями" его стали Юрий Венелин, профессора П. С. Щепкин, М. Г. Павлов, потом Н. И. Надеждин . Обновились и театральные связи; частым гостем был М.С. Щепкин ; бывали Мочалов и другие. В 1832 году Аксакову пришлось переменить службу; от должности цензора он был отставлен за то, что пропустил в журнале И.В. Киреевского "Европеец" статью "Девятнадцатый век". При связях Аксакова ему не трудно было пристроиться, и в следующем году он получил место инспектора землемерного училища, а затем, когда оно было преобразовано в Константиновский межевой институт, был назначен первым его директором и устроителем.

В 1839 году Аксаков, теперь обеспеченный большим состоянием, которое досталось ему после смерти отца, покинул службу и, после некоторых колебаний, уже не возвращался к ней. Писал он за это время мало, и то, что он писал, очень незначительно: ряд театральных рецензий в "Драматических прибавлениях" к "Московскому Вестнику" и в "Галатее" (1828 - 1830) несколько небольших статей. Его перевод мольеровского "Скупого" шел на московском театре в бенефис Щепкина. В 1830 году напечатан в "Московском Вестнике" (без подписи) его рассказ "Рекомендация министра". Наконец, в 1834 году в альманахе "Денница" появился, также без подписи, его очерк "Буран". Это - первое произведение, говорящее о настоящем Аксакове. "Буран" - первый вестник о том, что создавалась надлежащая среда, что впечатлительный Аксакова поддавался новым влияниям, более высоким, более плодотворным.

Вслед за "Бураном" начата была "Семейная хроника". Уже в эти годы известная популярность окружала Аксакова. Имя его пользовалось авторитетом. Академия Наук избирала его не раз рецензентом при присуждениях наград. Он считался мужем совета и разума; живость его ума, поддерживаемая близостью с молодежью, давала ему возможность двигаться вперед если не в общественно-политическом или морально-религиозном мировоззрении, основам которого, усвоенным в детстве, он всегда оставался верен, то в конкретных проявлениях этих общих начал. Он был терпим и чуток. Не будучи не только ученым, но и не обладая достаточной образованностью, чуждый науки, он, тем не менее, был каким-то нравственным авторитетом для своих приятелей, из которых многие были знаменитые ученые. Подходила старость, цветущая, покойная, творческая. Милые устные рассказы Аксакова побудили его слушателей добиваться того, чтобы они были записаны. Но, временно оставив "Семейную хронику", он обратился к естественнонаучным и охотничьим воспоминаниям, и его "Записки об уженьи рыбы" (Москва, 1847) были первым его широким литературным успехом. Автор не ждал его, да и особенно ценить не хотел: он просто для себя "уходил" в свои записки. А у него было от чего "уходить" в эти годы, если не от огорчений, то просто от массы событий, захватывавших его, от массы фактов жизни личной и общественной.
В письме к сыну Ивану от 23 ноября 1856 года Аксаков пишет:

«Я теперь занят эпизодом в мою книгу: я пишу сказку, которую в детстве я знал наизусть и рассказывал на потеху всем, со всеми прибаутками сказочницы Пелагеи. Разумеется, я совершенно забыл о ней, но теперь, роясь в кладовой детских воспоминаний, я нашел во множестве различного хлама кучу обломков этой сказки, а как она войдет в состав «Дедушкиных рассказов», то я принялся реставрировать эту сказку».

Быть может, реставрация сказки, а точнее, ее сочинение с использованием богатого арсенала фольклорного и литературного материала изменило первоначальный замысел «Дедушкиных рассказов».

Пройдет совсем немного времени, – и в начале 1858 года вся читающая Россия получит от «дедушки Аксакова» бесценный дар, повесть «Детские годы Багрова-внука» о таинстве вхождения в жизнь человека, «о детском мире, созидающемся постепенно под влиянием ежедневных новых впечатлений». Посвящена повесть Ольге Григорьевне Аксаковой, – а было ей в ту пору 10 лет!

Возродившаяся из пепла воспоминаний сказка «Аленький цветочек» была помещена в приложение. Формально повесть со сказкой связывает страничка текста, о том, как маленький Сережа Багров подружился с ключницей Пелагеей и неоднократно слушал ее сказки, из которых более всего запомнил «Царь-девицу», «Иванушку-дурачка», «Жар-птицу» и «Змея Горыныча». Но началась взаимная приязнь с «Аленького цветочка» – сказки, которую мальчик любил более всех и на потеху домочадцам сказывал, подражая прибауткам, ужимкам, оханьям и вздыханиям Пелагеи. Можно сказать, его сотворчество с народной сказительницей началось еще в детстве.

Рассказ о Пелагее сопровождают примечания. Первое дано от имени повзрослевшего Багрова: «…восстанавливая давно прошедшее в памяти, я неожиданно наткнулся на груду обломков этой сказки; много слов и выражений ожило для меня, и я попытался вспомнить ее. Странное сочетание восточного вымысла, восточной постройки и многих, очевидно, переводных выражений, с приемами, образами и народною нашею речью, следы прикосновения разных сказочников и сказочниц показались мне стоящими внимания».

Далее примечание, подписанное самим Аксаковым: «Чтобы не прерывать рассказ о детстве, эта сказка помещается в приложение».

Оба примечания содержат подтекст, трудно разгадываемый и сегодня.

Более всего сбивает исследователей указание на «восток», тогда как, к примеру, Богданович присоединял себя к Европе (Италии, Франции):

Издревле Апулей, потом де ла Фонтен
На вечну память их имен
Воспели Душеньку и в прозе, стихами
Другим языком с нами…

Этот Свет с Востока с давних пор притягивает и иллюстраторов сказки, и инсценировщиков, ставящих по ее мотивам пьесы.

Спектакли:
Аленький цветочек
Аленький цветочек (постановка 1948 года)


Все авторы

Новости

08.12.2017 8 декабря - юбилей Виктора Стороженко, художника по свету и артиста!

Сегодня круглую дату отмечает уникальный сотрудник нашего театра — художник по свету и артист Виктор...


01.12.2017 1 декабря - юбилей актрисы ТЮЗа Марины Полозовой!

Сегодня свой юбилей празднует артистка Саратовского ТЮЗа Киселёва Марина Ивановна Полозова!

Уважаемая...


15.11.2017 Новогодние спектакли в ТЮЗе Киселёва

Творческая команда, сложившаяся вокруг режиссёра и артиста Саратовского ТЮЗа Киселёва Артёма Кузина,...


15.11.2017 Премьера спектакля «Двенадцать стульев» по роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова

22 декабря 2017 года на Большой сцене Саратовского ТЮЗа состоится премьера спектакля по культовому роману...


Все новости