Летний человек Григорий Цинман



Дата выхода: 02.06.2019
Автор(ы): Светлана Дементьева


Он был абсолютно летним человеком-не только потому, что пришёл в этот мир летом и покинул его тоже знойной порой.

Нет, дело совсем в другом! Просто Григорий Семёнович жарко жил! Ослепительно горел!

С первого, беглого взгляда мог показаться созерцателем. Но вглядевшись, приходило понимание — он деятельная, созидательная и страстная натура. Просто бурность его была иного порядка — внутренней и от этого, быть может, ещё более сильной.

Любовь и сила театра ощущались в нём сразу же. А ещё он был отмечен выразительной и, значит, тоже летней красотой. Чисто внешне Григорий Семёнович стопроцентно отвечал амплуа героя-любовника. Вот только прядь седых волос (чуть ли не с ранней юности седых!) добавляла некий странный и тревожащий диссонанс в эту красоты.

А может седая прядь так сигналила о его скором, непростительном раннем, в какие- то 57 лет уходе?!

Цинман-один из символов ТЮЗа. Один из актёров, на которого персонально ходили семьями. Впрочем, говорить только о том, что он был потрясающим лицедеем -значит, ничего не сказать. Григорий Семёнович умел превращаться в своих героев. Ему было дано, ему было отпущено это редкостное театральное мастерство перевоплощения, которому никакая техника, на мой взгляд, ни за что и никогда не обучит.

Большими рождаются-убеждена в этом. Григорий Цинман волею Всевышнего являлся большим актёром. А ещё лично меня он поражал некоей поэзией души, пробивавшейся сквозь прозу самого жёсткого и отнюдь не лирического бытия. Если не ошибаюсь, у Велемира Хлебникова есть мысль о том, что за собой надо присматривать, как за небом и вести подсчёт своих закатов и рассветов. Так вот, Цинман за собой более, чем тщательно присматривал. Не был обуреваем звёздным недугом самолюбования. Не путал рассветы с солнечными затмениями. Благоговейно относился к собственной профессии и достаточно сдержанно к самому себе.

Этот незаурядный актёр располагал к себе и ближних и дальних счастливой и редкой особенностью — своим желанием и умением понимать -персонажей, коллег, режиссёров. Просто людей рядом. Не зависимо от их положения и социального статуса.

Не исключено, что научился одушевлять персонажей именно потому что любил людей… не людоедской любовью.

В Григории Семёновиче жила некая природная аристократичность. Порода. Духовный масштаб. Он страстно и много учился ремеслу, у жизни, у коллег. Уже достигнув в профессии титулов — сначала заслуженного, а потом и народного не парил в поднебесье, а ходил по земле. Был одним из тех актёров, кто много и напряжённо читал — и художественной литературы, и мемуаров, и книг по профессии.

У него была заветная тетрадка, в которую он заносил свои мысли о прочитанном, увиденном. Он вёл что-то вроде профессионального духовного дневника. Не события повседневности в нём фиксировал, а те самые-по Хлебникову — закаты и рассветы творческой души.

Выпускник Саратовского театрального училища имени Слонова, он самосовершенствовался всю жизнь — начиная с дворца пионеров, где символом и образцом для подражания стала для него его первый учитель -незабываемая Наталья Иосифовна Сухостав.

Григорий Цинман с восторгом и трепетом говорил об этой женщине, уделявшей им, юным студийцам своё время практически неограниченно.

Думаю, во многом от неё, умной и гордой Сухостав, её юный ученик и получил одну из первых, сильнейших в жизни прививок против любого вида деспотии и тоталитаризма. От Сухостав он узнал о судьбе её репрессированного мужа, которому переломали все пальцы и так изувечили лицо, что на встрече с мужем она, его жена (превращённая сталинским режимом во вдову) с трудом удержалась от вскрика ужаса. Удержалась. Потому что в ней от природы оказалась заложена колоссальная духовная сила.

Удержалась — потому что жить и помогать жить другим, а не падать в уныние и суицид есть высшее предназначение человека.

Григорий Цинман вынес из своего саратовского детства уроки благородства-от театрального педагога Натальи Сухостав и от своего отца врача и фронтовика Семёна Цинмана, который когда-то хотел, чтобы сын тоже стал врачом. Но когда увидел, что его Гриша безнадёжно «болен» театром, не просто смирился с этим, а поддержал. Помог. Вдохновил.

Цинман прожил в театре красивую и достойную жизнь. Лично я люблю его в разных ипостасях. Мне нравится его Артур Келлер в пронзительнейшем ошеровском спектакле «Сотворившая чудо» и Треплев в чеховской «Чайке».

Храню в памяти его Вельчанинова в «Вечном муже» (О, что это был за спектакль! Спектакль-праздник для самых избалованных зрителей!) и военврача Бороздина в «Вечно живых».

«Вечно живые» это знаменитая пьеса, более известная широкому кругу, думаю, по фильму «Летят журавли», для которого пьеса превратилась в сценарий.

А на сцене ТЮЗа из этой пьесы получилась реально воздействующая на зрителя семейная драма на фоне большой войны. И именно своей частностью и честностью это произведение и рвёт душу в клочья. Бороздин в исполнении Григория Семёновича получился такой настоящий и родной! Сильный человек, настоящий мужчина, глава семьи, военврач в серьёзном звании и отец, у которого горит душа за свою семью, за свой город, за своё Отечество.

Ему чрезвычайно шла военная форма. Рост, стать, разворот плеч — всё в нём взывало к ролям героев и настоящих мужчин.

«Вечно живые» стал спектаклем, передающим время. Вмонтированным в него. Не лгущим о нём.

Это оказался мощный спектакль «о войне без войны» и вклад Цинмана в его мощность, поистине огромен.

А сколь умно и иронично прочитал Григорий Семёнович своего городничего в «Ревизоре». Это был хлебосольный, крупный, гостеприимный барин. Архетип на все времена. Такому барину на государственном доходном месте по плечу и потёмкинскую деревню в два счёта соорудить и пыль в глаза какому хочешь ревизору пустить. Цинман блестяще, вкусно, широко играл некую абсолютную противоположность самого себя. Актёр сотворил образ человека, заигравшегося с собственной жизнью, с собственным окружением и потому позволившему расцвести вокруг себя тому, кто «С Пушкиным на дружеской ноге». Красивый вырос спектакль, и дуэт городничий–Цинман, Хлестаков–Кузин оказался поистине прекрасен, и эти два актёра, вне всякого сомнения, щедро и безоглядно, дарили постановке свою личную, творческую энергию.

На одних актёрских техниках такое не вытянешь. Нужен человеческий, мировоззренческий масштаб.

Как правило, те, кто набирают такой масштаб сполна, рано или поздно посвящают себя педагогике либо режиссуре. Либо тому и другому вместе.

Цинман последовательно поднимался своими актёрскими ролями к неординарной режиссуре. Он как-то одним махом вырос из костюма только актёра - пусть и интереснейшего. Войдя в пору зрелости, начал ставить спектакли. Цинман-режиссёр это отдельная новелла ТЮЗовской истории. Люди, работавшие с ним и под его началом, вспоминают этот период. Как одно из особеннейших, редкостных и интересных времён.

Кто-то говорит, что Григорий Семёнович стал для него его личным творческим университетом, кто-то утверждает, что познал в обществе этого человека вкус, сахар и соль настоящей театральной свободы…

К моему великому сожалению «Очень простая история» — философская притча по пьесе Марии Ладо уже не идёт больше на сцене ТЮЗа. Будь моя воля, я бы вернула это произведение на сценическую площадку, потому как это более чем спектакль.

«Очень простая история» есть инструкция по выживанию, когда кажется, что смерть неминуема и бороться за жизнь бессмысленно.

«Очень простая история» есть кислородная подушка от безвоздушного пространства нелюбви для нежного и среднего и совсем старшего возраста.

«Очень простая история» есть рецепт осмысления бытия с точки зрения коровы, свиньи, лошади и прочей живности. Нет, это не оруэлловский, это очень иной скотный двор, доказывающий, что люди совсем не скот-потому что скот подчас…много сострадательнее.

Репетиции над этим сложнейшим спектаклем, на котором не скрывали своих слёз мужчины-зрители, ассоциировались у многих из их участников с заседаниями некоего рыцарского ордена. Это оказались больше, чем репетиции, а погружение в самих себя. В свою боль и греховность. В своё мужество и слабость. В свою смерть и в свою любовь.

В последний год своей жизни Григорий Цинман мечтал поставить Андерсена. Считал этого автора больше, чем просто человеком и литератором, а Посвящённым в тайны бытия. Намеревался расшифровывать его загадки и шифры.

Не успел.

Знаете, о чём подумалось? А ведь он сам тоже в некотором роде был посвящённым. Да, в последние годы жизни он с явным удовольствием режиссёрствовал, был с 2007-го по 2009-е годы главным режиссёром Саратовского ТЮЗа, имел в своём личном багаже много планов и идей.…Но прежде всего, ПРЕЖДЕ ВСЕГО ОН БЫЛ АКТЁРОМ!!!

Григорий Семёнович сыграл великолепного Сальери- хотя по свидетельству всех, плотно знавших его в нём ни на йоту не было гадкой болезни под названием сальеризм.

Он обернулся (да, да, именно это колдовское слово-обернулся) чрезвычайно колоритным Карабасом-Барабасом — ужасом подневольных актёров-кукол — и это при том, что в реальной жизни не то что бы унижать-даже говорить повышенным тоном с кем угодно был абсолютно не его стиль.

Этот интереснейший актёр мог сыграть кого угодно -антагонистов, протагонистов, мерзавцев, альтруистов.

Он жил в стихии игры. Наслаждался ею.

Григорий Семёнович умел красиво и образно говорить. При этом даже минимальный пафос, частый спутник его профессии, был ему чужд. Умел смеяться-прежде всего над собой. И только потом-над жизнью-иногда окружающей и - чаще - собственной. А ещё, волнуясь и переживая, он утверждал, что его ремесло представляется ему по многим показателям профессией, близкой к… гейшам. Не без горечи размышлял о горестной нестабильности своей профессии, о её вопиющей зависимости от режиссёра, репертуара, зрителей, Фортуны. От неё, Фортуны-прежде всего! Профессия — вопиющий риск для сознания и души. И — такое же ослепительное счастье! Григорий Семёнович много и интересно размышлял о том, что желание нравится всем и всегда способно разрушить и духовно, интеллектуально ли взорвать почти любого носителя театрального знания.

ТЮЗ был всей его жизнью. Однозначно. Он обожал и почитал Киселёва и считал, что судьба обогатила его авансом, подарив ему встречу с таким Учителем.

Юрий Петрович Киселёв олицетворял для него театр со всей его харизматичностью, доверительностью, таинственностью, резкостью, непостижимостью, яркостью, талантом, логикой, пылкостью и да, гневом.

Киселёв был шквалом эмоций. Явлением. Не островом, а целым материком, на котором высились города, плескались реки и моря, присутствовали разные температурные режимы и часовые пояса.

Киселёв в восприятии Цинмана являлся пленительно разнообразным человеком, способным изумлять. Григорий Семёнович, кроме всего прочего уважал и обожал в театре это состояние счастливого и умного изумления. Как профессиональный актёр и режиссёр к нему стремился. И как зритель, вкусив его, ликовал.

Он умел радоваться за успехи других людей — не самая распространённая, но по мне самая пленительная человеческая черта в творческом мире.

Быть может потому и умел радоваться, что знал цену этим успехам, понимал, какими трудами и нервами они оплачены.

Он и сам платил за свой успех по полной. Кто знает — если бы он жил хотя бы чуть более экономно… на эмоции, тяжкая и смертельная болезнь не навязалась бы в его попутчицы.

Хотя…

Если бы жил более экономно, это был бы уже не он, а совсем другой и куда менее интересный и харизматичный человек.

Почти наверняка у многих знавших его подчас мелькает мысль: а ведь он мог бы справиться и с этой болезнью. Свернуть ей шею. Выдворить вон из своего, уставшего от этой напасти тела.

У него просто не хватило времени, чтобы отбить для себя время… на жизнь.

Такой вот горький парадокс.

Он слишком любил театр и всё с ним связанное, чтобы усиленно заниматься само спасением.

Где-то, быть может на самом краешке души он воспринимал свою болезнь-как опыт, который пригодится ему для какой-нибудь послезавтрашней роли.

Григорий Семёнович недооценил смерть — как хитрая и коварная партнёрша, она взяла и р-раз, переиграла его. И — одновременно-с треском проиграла. Потому как десять лет назад, когда он уезжал от родного ТЮЗа в своё самое последнее гастрольное турне, люди, сотни людей аплодировали ему, мнимо проигравшему.

Единственные люди на земле, кого даже в мир иной провожают жестами благодарного счастья это они, лучшие из актёров.

Смерть как субстанция скорби и утраты навсегда проигрывает лучшим из актёров, потому что уходят люди, а легенды о них остаются…

Григорий Семёнович любил театр, как единственный доступный ему способ правильно жить. То есть не сиропно развлекать и послушно ублажать, а поднимать над бытом. Встряхивать. Говорить правду. Корябать душу.

Цинман всей душой радел за умный, деятельный театр, в репертуаре которого были бы и радости для детей, и откровения для отрочества, и эмоциональные подарки для юности. И он внёс в планету по имени ТЮЗ такие Дары -«Вестсайдская история» и «Много шума из ничего» и уже упомянутая «Очень простая история» полюбились многим, очень многим зрителям. А ещё очень для многих зрителей все перечисленные спектакли сослужили роль …настоящих костылей для захромавших среди жизненного сумасшествия душ.

Несколько тюзовских человек, не зависимо друг от друга сказали мне, что Цинмана-человека и актёра остро не хватает в сегодняшнем ТЮЗе.

С его уходом улетучилось некое эфирное чувство.…Уж не знаю, как его точнее назвать… Лёгкости? Благородной радости? Неуёмного мушкетёрства? Мистицизма?

Он был носителем сильнейшей энергетики. Не только актёрской. Но и личностной. Мужской.   Его Повествователь в «Старосветской любви» своей особенной интонацией заставил меня однажды зарыдать-в не меньшей степени, чем исполнители главных ролей-Светлана Лаврентьева и Юрий Ошеров.

ТЮЗ помнит своего летнего человека с отчаянной белой прядью в шевелюре шатена.

Сравнительно недавно памяти Григория Цинмана был сделан вечер-в камерном малом зале. Коллеги, друзья, родные встретились, чтобы почтить -и Мастера, и своего родного Гришу, с которым было столь радостно и весело и интересно жить.

Допускаю мысль, что вечер памяти Цинмана собрал бы и большой зал - его многие любят и многие помнят. А до тех, кто не успел его узнать, кто не успел восхититься им на сцене, доносится эхо легенды. Нет, не так - легенд….

Цинман останется для всех своих, близко и коротко знавших его, чудеснейшим отцом своих двух детей -Кирилла и Сони-он их безмерно любил и столь же безмерно гордился…

Григорий Семёнович сохранится в памяти театрального сообщества- как хороший друг и гостеприимный хозяин-бывавшие в его квартире и гостившие на его даче помнят его открытость и приязнь к своим, стремление хорошо и уютно принять, вкусно накормить…

Гриша Цинман останется в сознании знавших его как эстет и поклонник красоты - его любили красивые женщины, и он любил их, преклоняясь перед красотой - как истинный мужчина. Жена - настоящая красавица и сильная, самодостаточная натура -после смерти супруга не продала мужниной машины, освоила вождение, чтобы гонять к детям в Москву - муж бы ею, сегодняшней тоже гордился.

Упомяну ещё раз мысль, с которой начала эти заметки- Григорий Семёнович был летним человеком-не случайно по молодости лет он в обществе ещё одного замечательного актёра и просто замечательного парня Сергея сосновского довольно экзотично, пешеходно путешествовал по югу. Они зашивали в карманы джинс –уже не помню по сотке или по пятидесятирублёвке- и-лихо осваивали строгую мужскую жизнь без налички-питались пойманной рыбой, сорванными ягодами и грибами и прочая, прочая.

Деньги да, с собой были, но высшим шиком являлось их не растранжирить, а прожить на добытом собственными трудами натуральном и природном.

Из южных странствий Цинман возвращался загоревшим до черноты, посвежевшим и с уймой анекдотов от Сосновского.

И-ещё один очень любопытный момент- для многих коллег Григорий Семёнович стал ещё и эталоном человека, научившегося зарабатывать в лютые рыночные времена. Он умел много и результативно работать. Ставить спектакли, играть в них, а в то не многое время, что оставалось свободным, проводить ещё и эксклюзивные корпоративы, театрализованные вечера.

В сущности, Григорий Семёнович оказался из тех уникумов, кто и приработку (ну куда актёрам без неё!) превратил в искусство.

Если впрягался режиссировать и организовать для какой-нибудь серьёзной корпорации юбилейный или просто праздничный вечер, то берясь за подобную организацию, превращал капустник в почти что театральный бенефис.

Он не считал приработку за пределами театра стыдной-если приработка не в ущерб основной работе и если она сделана на поистине классном уровне-почему бы и нет?!

«Спилберг меня простит, у меня ёлки, зато такие, которые и Спилберга бы вдохновили».

Умышленно пишу об этой части его творческого я, потому как это тоже штрихи к его портрету.

Без этих деталей его портрет будет не полным.

Этот творческий человек живёт в памяти театралов в самых разных обличьях и обликах.

Если встать у стенда, посвящённого Цинману в музее большого ТЮЗа, взглянуть на вещи, принадлежавшие ему, на публикации и костюмы, то почти наверняка померещится - он никуда и не девался, просто вышел на минутку, встретить кого-то, пригласить на последнюю тюзовскую премьеру.

«Неправда, друг не умирает, лишь рядом быть перестаёт». Лучше поэтов всё равно не сказать.

Летние люди не умирают. Холод и иней забвения- не для них

Театральные легенды-то немногое и то бессмертно - великое, что остаётся от театральных актёров.

Энергетика самых ярких актёров никогда не улетучивается- она трансформируется, когда бурно, а когда плавно перетекает в опыт коллег и лучших учеников, в навыки и методы игры, а значит-в новые спектакли.

Нельзя уйти насовсем-будучи кем-то масштабным.

Смерть это устрашающая пустота.

Талант -созидательное заполнение пустоты.

Даже после физического ухода.

Значит, смерть зря важничает -она снова в проигрыше.

Надо ставить точку. А я мне кажется, не сказала чего-то самого-самого важного о человеке. сделавшего многих жителей нашего города счастливее-потому что он подарил им свой талант.

Подарил, подарил. Но его-то самого нет уже 10 лет и, значит, если по большому счёту, то всё бессмысленно?!

Талант это нокаут смерти, потому что спутница таланта-непобеждаемая девочка-память…

 

Светлана Дементьева

 



Назад в раздел

Новости

02.07.2019 Театральный сезон закрыт.

Театральный сезон закрыт. Новый театральный сезон откроется в сентябре. Кассы возобновят свою работу...


27.06.2019 Прощание с Ю.П. Ошеровым пройдет 1 июля в 11.00

Гражданская панихида и прощание с народным артистом России, художественным руководителем ТЮЗа Киселё...


27.06.2019 Не стало художественного руководителя театра, народного артиста России Юрия Петровича Ошерова

Саратовский театр юного зрителя им. Ю.П. Киселёва с прискорбием сообщает, что сегодня ушёл из жизни ...


18.06.2019 С 1 по 7 июля на Вольской, 83 пройдет фестиваль-творческие мастерские «Театральные витражи»

X Всероссийский фестиваль-творческие мастерские «ТЕАТРАЛЬНЫЕ ВИТРАЖИ» – это платформа для обмена творческими...


Все новости